СОВРЕМЕННЫЕ ПОХОРОНЫ

Современные похороны значительно проще и короче, чем у наших прабабушек и прадедушек. В городах и крупных селах подготовку к похоронам берут на себя специальные ритуальные службы, и родственникам чаще всего остается лишь прибыть в крематорий или сопровождать покойника на кладбище.

Но какие-то обычаи, суеверия живы до сих пор, связывая нас с нашими предками.

Для того, чтобы дать возможность проститься с умершим всем желающим, в квартире освобождают комнату, в которой устанавливают гроб. Для людей пожилого возраста его обивают красной тканью с черной каймой, для ребенка — розовой тканью, для молодых людей — белой тканью с черной каймой.

Венки и цветы размещают вокруг гроба и вдоль стены. Из цветов для этого случая лучше всего покупать хризантемы, нарциссы, синеголовники, гвоздики, тюльпаны. Букет принято составлять из четного количества цветов.

Также сохранился обычай завешивать плотной темной тканью зеркала в доме.

За 15-20 минут до выноса гроба с покойником остаются только самые родные и близкие.

Сначала выносят венки, затем — портрет умершего, перевязанный траурной лентой, потом выносят крышку гроба — узкой частью вперед — и гроб.

Выносят покойного, как и раньше, вперед ногами. Гроб несут мужчины, но не близкие родственники. За гробом первыми идут родные и близкие.

Перед тем как закрыть гроб крышкой, лицо покрывают, убирают из гроба живые цветы.

С незапамятных времен существует обычай бросать в могилу горсть земли, в первую очередь он обязателен для родственников.

По древней традиции, пока в доме лежит покойник — пол мести не принято. После выноса гроба женщины моют пол в доме (квартире).

До настоящего времени стойко сохраняется обычай подавать на похоронах милостыню в знак памяти умершего.

Потеряв близкого человека, положено оповестить об этом всех, кого вы желали бы видеть на похоронах. На подобное оповещение принято отвечать выражением соболезнования.

Похороны — это, прежде всего, сугубо семейное событие, и если усопший ранее высказывал какие-либо пожелания по поводу своих похорон, то их следует непременно исполнить. Близкие сообщают коллегам покойного по работе о том, будут ли организованы похороны с участием широкого круга людей или же — только родных.

Не думайте, что с родственниками покойного нельзя говорить об усопшем или они не желают этого. Близкие порой испытывают острую необходимость говорить с кем-нибудь, пытаясь разобраться в своем душевном состоянии, — это помогает им преодолевать постигший их удар.

Венок от сотрудников по работе возлагают после родных и близких.

Если церемония похорон носит официальный характер, близкие покойного находятся слева от него (если смотреть со стороны изголовья), а официальные представители — справа.

Во время возложения венков можно прочесть текст надписи на траурной ленте. Если не произносятся прощальные речи, то после того, как венок установлен, следует задержаться перед могилой на несколько секунд, почтив память покойного молчанием, поклониться его родным и затем удалиться.

Общепринято являться на похороны во всем черном: мужчины – в костюмной паре, женщины – в платьях. В одежде желательно наличие карманов для носового платка, салфеток, денег и лекарств. На похоронах исключены большие сумки, отделка одежды в романтическом стиле, прозрачная одежда, декольте и длина мини. Не полагается поверх светлого платья надевать темное пальто. Отсутствие украшений у женщин на похоронах – признак хорошего тона.

Смерть делает мелкими и смешными недомолвки и конфликты, поэтому на кладбище приходят даже в том случае, если отношения с умершим были не безоблачны.

Выражая свои соболезнования, не забывайте, что многословие даже в утешении будет лишним, что громкие разговоры и шумные движения вблизи гроба недопустимы.

Жива до настоящего времени и традиция устраивать сразу после похорон, а также на 9-й, 40-й дни и в годовщину смерти поминальный обед. После окончания церемонии похорон кто-то из близких покойного приглашает присутствующих на поминки. Сложность обычно состоит в том, что заранее трудно предусмотреть, сколько человек придет провожать умершего в последний путь. А пригласить на поминки надо всех, кто пришел на похороны. Здесь помощникам, готовящим поминальный стол, порою приходится непросто.

Надо заметить, что тактичные люди, если они не были в достаточно близких отношениях с покойным, отказываются от участия в поминках. Кроме прочего, при большом стечении народа разрушается атмосфера грусти и скорби, столь необходимая на поминках, когда близкие и друзья вспоминают о покойном, отдавая ему последнюю дань уважения, стараются поддержать семью усопшего. Вместо этого возникает излишняя суета и нервозность, при которой уже не остается места для по-настоящему прочувствованных слов, глубоких, серьезных размышлений о жизни и смерти, о доброте.

Хорошо, если кто-то из близких друзей умершего тактично направляет всю поминальную церемонию, ведь родные покойного настолько убиты горем и измучены, что вряд ли в состоянии сделать это.

Сервировка поминального обеда должна быть строгой, сдержанной. Скатерть — чисто белая. Предпочтительно белые цветы — астры, гладиолусы, хризантемы, каллы. Нужно обозначить место, где любил сидеть покойный, поставить здесь его прибор, рюмку водки на тарелочке. На это место никто из присутствующих не садится.

Поминальная кутья, мед, кисель, блины — по-прежнему обязательная часть поминального стола.

Поминальный обед не должен быть обильным: минимум холодных закусок и что-нибудь из вторых горячих блюд. Десерт очень легкий, торт здесь неуместен. Некстати и шампанское.

Обстановка поминок должна быть сдержанной. Не следует произносить длинных тостов, вспоминать анекдоты, которые любил умерший.

Поговорка «Хоронили тещу – порвали два баяна» придумана не в Америке. Порой попадаются люди, для которых поминальный стол – лишь повод напиться. Недаром в народе печально шутят: «Веселее русской свадьбы могут быть лишь русские похороны».

Для того чтобы не испортить память об этом скорбном дне, трапезу не стоит затягивать. Целесообразно не проводить поминки дома, а снимать для этой цели специальные помещения, где время, как правило, регламентировано, а соседи со двора не зайдут.

One thought on “СОВРЕМЕННЫЕ ПОХОРОНЫ

  1. Во времена, когда американцы нанимают советчиков, чтобы они руководили их карьерой и пенсионными планами, репетиторов для детей, персональных помощников для покупки одежды, тренеров для накачки мышц живота, экспертов по общению с животными и организаторов свадеб, вполне закономерно, что похоронам тоже иногда пытаются придать оттенок индивидуальности, пишет газета New York Times (текст на сайте Inopressa.ru).

    На поминках Роберта Тиша, который управлял компанией Loews Corporation, играл марширующий оркестр, а зал в нью-йоркской филармонии Avery Fisher Hall был переполнен. Действом руководил один из самых известных нью-йоркских организаторов торжеств. На похоронах Эсте Лаудер официанты разносили зефир в шоколаде на серебряных подносах. На поминальной церемонии Нэн Кемпнер в здании аукциона Christie’s гости прослушали запись «Реквиема» Моцарта. Мисс Кемпнер хотела, чтобы это было живое выступление, но это мероприятие потребовало бы слишком масштабного материально-технического обеспечения – оркестр в полном составе, хор и солисты.

    Представители поколения бэби-бумеров планируют прощальные церемонии для своих родителей и самих себя, привнося новые потребительские запросы и демонстрируя меньшую привязанность к Церкви, традициям и органной музыке. Они вынуждают устроителей похоронных церемоний вести себя скорее в качестве организаторов модных вечеринок, а иногда приглашают непосредственно и самих специалистов в сфере развлечений.

    Планированием большинства похорон все еще приходится заниматься 22 тысячам похоронных бюро страны, которые ежегодно отправляют в мир иной 2 млн американцев, причем это обходится в 13 млрд долларов.

    Однако некоторые семьи начинают выходить за рамки обычного, говорит Марк Даффи из Хьюстона, который в прошлом году начал предоставлять похоронные услуги. За 995 долларов или за ежемесячную плату он помогает спланировать похороны и обеспечивает организационные услуги – от оформления некрологов до обсуждения цены с гробовщиками.

    «Бэби-бумеры зациклены на контроле, – говорит он. – Представители этого поколения хотят контролировать все, начиная от пищи и заканчивая текстом и ходом церемонии. А в этой сфере потребители чувствуют, что они лишены контроля».

    Они, говорит он, хотят получать услуги, отвечающие их вкусам и образу жизни. Одно семейство заказало церемонию на любимом отцом поле для гольфа, «потому что именно здесь, а не в церкви, проводил он воскресные утра, так зачем же мы пойдем в церковь». Еще один клиент попросил, чтобы его друзья проехали на мотоциклах Harley по его любимой дороге и там развеяли его прах.

    Самая большая перемена, говорит Даффи, это то, что все чаще люди предпочитают кремацию – почти 70% в некоторых районах Запада. В результате церемонии стали менее мрачными, поскольку на них отсутствует тело усопшего. «Присутствие трупа портит настроение, – говорит Даффи. – Если в его присутствии нет необходимости, это предоставляет участникам церемонии большую свободу – они могут отправиться в кантри-клуб или в свой любимый ресторан».

    Даффи предлагает своим клиентам ограничить время выступлений пятью минутами. «Мы призываем их воздержаться от экспромтов, а просто встать и прочесть заготовленный текст. Это нормально, люди этого и ожидают».

    Экстравагантные просьбы, все еще представляющие собой редкость, бросают вызов креативности похоронных бюро, говорит издатель профессиональных журналов в этой области Mortuary Management и Funeral Monitor Рон Хаст. «В Нью-Йорке и Нью-Джерси запрещено даже подавать кофе в залах для похоронных процессий, – говорит он. – Поэтому они не могут устроить поминки, которых люди ожидают».

    Традиционные бюро часто не в восторге от конкуренции со стороны предпринимателей, которые, как они считают, посягают на их монополию, говорит Боб Биггинс, президент Национальной ассоциации похоронных бюро. Биггинс говорит, что похоронные бюро могут предоставить все те услуги, что и организаторы модных приемов. В своем агентстве Биггинс устраивал однажды похороны Гарри Юэла, который занимался продажей мороженого. Процессию возглавлял его старый фургон с мороженым, а в конце церемонии из него раздавали эскимо на палочке. «Если вам кажется, что это перебор, я признаю свою вину, – говорит Биггинс. – Но мы только отражаем изменения в обществе в целом. Сегодняшний потребитель хочет персонального обслуживания, принимающего во внимание его образ жизни, будь то увлечение гольфом или страсть к вязанию или плетению кружев». За два года с тех пор, как он провел свою первую похоронную церемонию, Дэвид Монн обнаружил, как он говорит, самую главную угрозу организованному мероприятию – длинные речи. Бизнес Монна заключается в организации пышных торжеств, таких как гала-приемы в музее или крупные банкеты. Но в последнее время он провел восемь или девять похорон по просьбе друзей, в числе которых был Генри Грюнвальд, покойный редактор журнала Time, и бывший главный редактор New York Times А. М. Розенталь.

    «Для организации похорон, – говорит Монн, – нужна твердая рука». «Для меня длинные речи – главный раздражитель, – говорит он. – Не больше трех минут. Как бы вы ни любили кого-то, но по истечении этого времени вас это начинает раздражать. Это неприятно. Грустно не значит неприятно».

    Другой щекотливый момент – как рассадить гостей. «Люди думают, что их место на похоронах эквивалентно месту в жизни, – говорит он. – Я на самом деле рассаживаю их в произвольном порядке».

    Джошуа Слокам, исполнительный директор некоммерческой организации «Альянс потребителей похоронных услуг», говорит, что хотя сейчас у людей появилось больше выбора, чем когда-либо, но они часто переплачивают за то, чего не могут или не хотят делать сами. «Это не астрофизика, – говорит он. – Вы сэкономите деньги и получите большее удовлетворение, если сделаете все сами, чем если выпишете чек третьей стороне».

    Он добавляет: «Мне встречались конторы, предлагающие интернет-трансляцию похорон. Нам звонят 10 тысяч человек в год, и еще ни один не сказал, что хотел бы заказать нечто подобное».

    Однако некоторым, например, Джеку Сассеру, агенту по недвижимости из Санта-Моники, Калифорния, новые веяния пришлись очень кстати. 57-летний Сассер, который пребывает в добром здравии, воспользовался услугами организаторов похоронных церемоний для того, чтобы записать фильм для своих будущих внуков и правнуков. В результате по оригинальному сценарию был снят 20-минутный фильм «Джек – большой человек» с профессиональными актерами, анимацией и бюджетом в 75 тысяч долларов. Главные герои – Сассер и говорящая рыбка.

    «Вначале я подумал, что название представляет меня слишком уж хорошим», – говорит Сассер. Но съемки фильма помогли ему снова начать ценить жизнь. А как бывший актер, он обнаружил удивительно светлые стороны в похоронном деле.

    «Я собираюсь использовать это не только на своих похоронах, но и на своем 60-летии, – говорит он. – Я, может быть, даже пошлю фильм агентам, потому что, по-моему, я там неплохо сыграл. Это очень профессиональная работа».

Comments are closed.