ЭПИГРАММЫ, ЧАСТУШКИ, ЭПИТАФИИ…

Задача эпиграммы — не только описать, изобразить предмет, явление, личность, но и, главное, сделать некоторый остроумный вывод.

Главных достоинств эпиграммы три: краткость, приятность и остроумие.
(Феофан Прокопович.)
Интеллигентный человек смеется шутке только раз — когда ее выдумывает.
Хенрик Ягодзиньский

ОТ ЭПИГРАММЫ ДО БАСНИ

Эпиграмма ( греч epigramma, буквально — надпись). В современной поэзии — короткое сатирическое стихотворение, с остротой (пуантом) в конце.
Вот что писал об эпиграмме А.С. Пушкин:

Приятно дерзкой эпиграммой
Взбесить оплошного врага;
Приятно зреть, как он, упрямо
Склонив бодливые рога,
Невольно в зеркало глядится
И узнавать себя стыдится;
Приятней, если он, друзья,
Завоет сдуру: это я!

Вот какую эпиграмму он написал на М.С. Воронцова:

Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным, наконец.

Александр Сергеевич, кроме политических врагов, умел приложить и дам, причем не только изящно:

Нет ни в чем Вам благодати,
С счастием у Вас разлад —
И прекрасны Вы некстати,
И умны Вы невпопад.
но и язвительно:
Иной имел мою Аглаю
За свой мундир и черный ус.
Другой за деньги — понимаю,
Другой за то, что был француз,
Клеон — умом ее стращая,
Дамис — за то, что нежно пел.
Скажи теперь, мой друг Аглая,
За что твой муж тебя имел.

Задача эпиграммы — не только описать, изобразить предмет, явление, личность, но и, главное, сделать некоторый остроумный вывод.

Главных достоинств эпиграммы три: краткость, приятность и остроумие.
(Феофан Прокопович)

Пушкинскую традицию блистательно продолжил русский поэт второй половины XIX века Дмитрий Минаев, из множества эпиграмм которого приведем только одну:

Здесь над статьями совершают
Вдвойне убийственный обряд:
Их, как евреев, обрезают
И, как католиков, крестят.
(«В кабинете цензора»)

В 20—30-е годы, вплоть до начала массовых сталинских репрессий, большинство эпиграмм носило общечеловеческий характер: в них высмеивались человеческие слабости и пороки.

Маяковский, создатель неожиданных составных рифм, в эпиграмме на поэтессу Веру Инбер «спрятал» в одной из рифм откровенную брань (и такое бывает в эпиграммах!):

Ах, у Инбер, ах, у Инбер
Что за челка, что за лоб!
Все смотрел бы, все смотрел бы
На нее б!

В конце 40-х годов так говаривали об известном сатирике, всеобщем любимце, друге Анны Ахматовой:

Искусству нужен Виктор Ардов,
Как писсуар для леопардов!

Великолепные эпиграммы писал Михаил Светлов. Леониду Утесову

Сегодня, друзья, я проснулся чуть свет,
И сразу заплакал от горя,
На палубу вышел, а палубы нет,
Ни чаек, ни неба, ни моря…

Не угасло это искусство и в наши дни, чего стоят только эпиграммы Валентина Гафта на своих коллег:
Михаилу Козакову

Неполноценность Мишу гложет
Он хочет то, чего не может,
И только лишь после ”двухсот ”
Он полноценный идиот.
Все знают Мишу Казакова
Всегда отца, всегда вдовца
Начала много в нем мужского,
Но нет мужского в нем конца.

Армену Джигарханяну

Гораздо меньше на земле армян,
Чем фильмов, где играл Джигарханян.

Олегу Табакову
Чеканно поступь, речь тверда
У Лелика, у Табакова.
Горит, горит его звезда
На пиджаке у Михалкова.

Михалковым

Россия! Чуешь этот страшный зуд
Три Михалковых по тебе ползут.

Татьяне Дорониной

Клубника в сметане,
Доронина Таня,
Другого ты в ней не ищи.
И ляжет в постель
И на сцене так встанет,
Как будто «Шанели» накапали в щи.

ЛЕЖАЛ БЫ ТЫ. ЧИТАЛ БЫ Я

Эпитафия

Эпитафия (от греч. epitaphios — надгробный) — надгробная надпись, преимущественно стихотворная. По сути, эпитафия — это разновидность эпиграммы.

Эпитафия давно уже стала разновидностью сатирического жанра в литературе.

Мастером эпитафии был шотландский поэт Роберт Берне. Вот его эпитафия Вильяму Грэхему, эсквайру:

Склонясь у гробового входа,
О, смерть! — воскликнула природа:
Когда удастся мне опять
Такого олуха создать!..

А вот несколько эпитафий из коллекции великолепного поэта Игоря Губермана:

Придуманные эпитафии

Здесь лежит тот, кто должен был сидеть!

Деньгами, славой и могуществом пренебрегал сей прах и тлен, из недвижимого имущества имел покойник только член.

Подлинные эпитафии

Лежал бы ты. Читал бы я.

Такая-то, купеческая дочь.
Прожила на свете восемьдесят два года, шесть месяцев и четыре дня без перерыва.
Спи спокойно, жена известного певца Токумбаева.

Здесь покоится девица Анна Львовна Жеребец.
Плач несчастная сестрица, горько слезы лей, отец.
Ты ж, девица Анна Львовна, спи в могиле хладнокровно.

МОЙ МИЛЕНОК КАК РОМЕО

Частушка

Частушка — современный тип народной песни; состоит из коротких строк и куплетов. Содержание берется из текущей жизни. Жанр русского словесно-музыкального народного творчества, короткая (обычно 4-строчная) песенка, исполняющаяся в быстром темпе. В самостоятельный жанр оформилась в последней трети 19 века.

Считается, что понятие «частушка” (одно из названий коротких, «частых» песен, в отличие от протяжных, долгих) в литературу вошло из очерка Глеба Успенского «Новые народные стишки» (1889). В этом очерке писатель впервые дал краткий анализ нового явления в песенной культуре народа.

Согласно этой теории, частушка, как форма народной поэзии, возникла в 60—70-е годы XIX века, когда деревенский люд, воспользовавшись плодами реформы Александра II, потянулся в города и стародавняя сельская община стала переживать период распада.:

Однако согласиться с тем, что русская частушка так молода, довольно трудно. Еще в сборнике русских песен Кирши Данилова (XVIII век) можно найти припевки, по размеру и настроению совпадающие с частушечной статьей, например в тексте, озаглавленном «Стать почитать, стать сказывать». Кстати, очень долго нельзя было полностью опубликовать этот фольклорный памятник из-за предельной откровенности или, если угодно, непристойности некоторых его фрагментов. Впрочем, частушка во все времена была жанром «на грани фола».

Постепенно слово «частушка» стало приобретать значение общего термина для обозначения коротких народных песен. На первых стадиях бытования этих песен в разных местностях их называли по-разному: просто песни, короткие песни, коротушки, припевки, пригудки, прибаски, собирушки, прибрешки и т.д.
Явное частушечное начало ощущается в стилистике и ритмике народных песен — от знаменитой «Камаринской» до не менее знаменитой «Вдоль по Питерской»:

То не лед трещит,
Да не комар пищит —
Это кум до кумы
Судака тащит…

Большим знатоком этой фольклорной традиции, несомненно, был самый скандальный поэт Золотого века — Иван Семенович Барков, чья муза вдохновляла самого Пушкина, который, кстати, учился у Баркова свободе мировосприятия, раскованности и естественности интонации.

Утверждают, кстати, что тот же Пушкин первым записал в Болдино слова русской частушки. Если взглянуть на его стихи, особенно «Бесы» — «Мчатся тучи, вьются тучи…», то становится ясно, что русский гений превосходно знал и чувствовал стилистику озорной частушки.

Вообще, в поэзии есть жанр — стансы, в которых каждое четверостишие должно обладать смысловой законченностью и афористичностью; пожалуй, они наиболее близки к жанру частушки. Это, несомненно, чувствовал и Сергей Есенин, вспоминавший, что первые стихи сочинял в подражание частушкам.

Если крикнет рать святая:
Кинь ты Русь — живи в раю.
Я скажу: не надо рая,
Дайте родину мою…

Трудно назвать тему, которая была бы неподвластна частушке. В четырех (реже — шести или восьми) коротеньких строках удается вместить целую жизнь, а то и судьбу своего народа. Четырехстопный хорей позволяет автору-певцу передавать любое настроение, любую ситуацию, любой опенок чувства. Стремительная смена декораций, динамизм действия — эти качества не позволят расслабиться, уснуть, заскучать.

Не зря к этому мобильному стихотворному размеру очень часто прибегают поэты, пишущие для детей:

Муха-муха Цокотуха,
Позолоченное брюхо.
Муха по полю пошла,
Муха денежку нашла…
(К. Чуковский.)

По фамилии Степанов
И по имени — Степан.
Из районных великанов
Самый главный великан…

(С. Михалков.)

Попробуйте напеть эти известные строчки на любой частушечный мотив, и вы легко убедитесь, что они точно ложатся на народную музыкальную основу.
Малый объем не мешает частушке стать выразительницей философского мировоззрения и общественного темперамента:

Рыбка плавает в томате,
Ей в томате хорошо.
А вот я, едрена матерь,
Счастья в жизни не нашел.

Виртуозным образом отражаются в частушке самые экстравагантные события современной жизни вплоть до НЛО и негативных событий внутренней политики:

Над селом фигня летала
Серебристого металла.
Очень много в наши дни
Неопознанной фигни.

Но главным настроением остается все же оптимизм, вера во всепобеждающие силы народа. Как тонко подметил Николай Константинович Старшинов, поэт-собиратель и сочинитель частушек, мужской образ из следующей припевки сродни гиганту славянского фольклора Микуле Селяниновичу:

У моей милашки ляжки —
Тридцать восемь десятин.
Без порток, в одной рубашке
Обрабатывал один.

Предельная откровенность, а порой и скабрезность часто становятся преградой на пути к публикации частушек в печати.

Вопрос, надо сказать, непростой.

С одной стороны, волны непристойностей, проносящиеся по нашим телеэкранам и газетно-журнальным страни-
цам, не могут не тревожить. Но с другой, необходимо отличать стремление к соблюдению приличий от ханжеских попыток запретить и закрыть целую линию мировой культуры. Ведь если быть последовательным, на том же основании нам пришлось бы отказать в публикации и многим античным памятникам, и книге Ф. Рабле ‘Таргантюа и Пантагрюэль», и «Симплициссимусу» Г. Гриммельсгаузена, и «Гавриилиаде» Пушкина, и заветным сказкам Афанасьева… Все-таки это — слишком дорогая цена за покой в ханжеской и чистоплюйной душе.

Можно, конечно, попытаться сгладить ершистые частушечные коленца, заменить слова более мягкими синонимами, но путь этот чреват опасностью: чаще всего стоит убрать одно слово и весь колорит, вся искренность и свежесть народного слова пропадают.

Частушка часто сатирически осмысливает политические и государственные проблемы.

Что же ты наделала
Голова с проталиной:
Всю Россию развалил,
А свалил на Сталина.

Частушка, так же как и анекдот, комментирует события текущей жизни, выражая свое отношение к происходящему, едко похихикивая и при этом как бы морально возвышаясь над этим событием.

Во времена перестройки, когда вышел антиалкогольный указ и его начали выполнять с жуткими перегибами (водку продавали с 2-х часов дня и очень лимитированно), совершенно не понимая, к чему это приведет, частушка отреагировала:

В семь утра поет петух,
В восемь — Пугачева,
Магазин закрыт до двух,
Ключ у Горбачева.

По талонам горькую,
По талонам сладкую.
Что же ты наделала,
Голова с заплаткою?

Водку мы совсем не пьем,
Мясо мы не кушаем.
Мы включаем телевизор,
И рекламы слушаем.

НУ СКОЛЬКО РАЗ ТВЕРДИЛИ МИРУ

Басня

Басня! Как и следовало ожидать, изобретатель или изобретатели жанра басни неизвестны.

Самой ранней басней, дошедшей до нас, является принадлежащая перу Гесиода (VIII в. до н.э.) басня о соловье и ястребе. Басня в то время представляла собой короткое прозаическое произведение, содержащее аллегорию на темы людских пороков. (Сейчас аналогичный жанр называется анекдотом.)

Далее был Эзоп (V в. до н.э.) и живший в 1-11 вв. н.э. древне-греческий поэт-баснописец Бабрий, который сделал новое изобретение в жанре басни — ввел в нее поэтические средства выражения. Именно ему принадлежат первые, еще весьма несовершенные стихотворные басни. Кстати, Бабрий считается весьма посредственным древнегреческим поэтом.

Для удобства ограничим дальнейшую историю русской литературой XVII—XX веков. Она получила в наследство басню бабриевского типа — поэтическую, аллегорическую, написанную высоким языком. Типичным примером могут служить басни Антиоха Кантемира. Первым, кто в русской литературе начал писать басни, используя не высокий язык, а бытовую лексику, считается Сумароков.

Басни того периода были весьма обобщенными. Персонажи их носили «говорящие» имена — Крадон, Глулон и т.п. Но уже в XVIII в. и еще больше к началу XIX века литература приобретала все более личностные черты. Потребовалось показывать не абстрактные человеческие качества, а подчеркнуть, что это качества реальных русских людей. Вот почему Крылов переходит к персонажам, носящим обычные русские имена. При этом Крылов очень часто использовал сюжеты французского поэта- баснописца Жана де Лафонтена. Да чего там скрывать, он просто вольно переводил басни француза.

Написать хорошую басню труднее, чем поэму, этот жанр требует мощнейшего усилия чувства и ума, недаром же говорят о великом — «баснословный»!
Поэтому я не прошу вас написать басню. Но если такое желание у вас появится — возражать не буду. А для разогрева приведу несколько примеров, как с этим очень трудным жанром расправляются наши современники.

Вот, например, авторы журнала «Красная Бурда», который мы уже упоминали, — ребята, для которых не существует понятия «трудный жанр».

Уважаемая редакция! Вчера я пришел домой, а полы не мыты, обеда нет, посуда грязная, а моя жена по телефону трещит. И вот я написал басню:

Одна корова, придя домой,
Пальто сняла в прихожей,
Ботинки там, а сама —
К телефону — шасть!
Посуду не помыла, всюду грязь,
Еду не приготовила, корова!
Корова — она и есть корова! Блин!
Напечатайте эту басню, пожалуйста.

Быть может, она узнает себя в корове и ей будет стыдно… (Валерий Леонтьев-Нетот, г. Лучшегорск.)

Уважаемый Валерий! В ходе проверки факты, изложенные в вашей басне, не подтвердились. Вот что сообщили нашему корреспонденту на месте происшествия:

Один козел, придя домой, нетрезвый,
Пальто не снял в прихожей (пропил, гад!),
Ботинки грязные не снял,
И сразу в кухню — шастъ!
И по пустым кастрюлям шарить!
А денег зарабатывает мало!
Козел! Пусть где гуляет, там и ест!

Очень иронично о написании басни говорит в своем монологе писатель Александр Экслер:

Нет ничего проще, чем написать басню. Достаточно уметь использовать ток называемый Эзопов язык.

Например, ситуация: голубь нашел на помойке шмат сала. Вы же пишете: «Вороне как-то Бог послал кусочек сыра”. Далее голубь уселся на мусорный бак и стал это сало уписывать, совершенно не заботясь о том, как он выглядит в глазах мусульманского населения. Вы пишете: «На ель ворона взгромоздясь, позавтракать совсем уж было собралось, а сыр — во рту держала». В реальной жизни к голубю подкрался пьяный бомж, треснул его рюкзаком по голове, отобрал сало и сожрал, вызвав этим кощунственным актом справедливое осуждение прогрессивно настроенных слоев населения. Вы пишете: «Но ту беду — лиса близехонько бежала» и т.д., превратив таким образом обычную жизненную ситуацию в предмет высокого искусство, который даже многие поколения поступающих в театральные институты юных дарований не смогут испортить.

Главное — не забыть в конце басни написать мораль типа: «Спички — детям не игрушка», или «Если ты голубь, то жри не на мусорном баке, а на карнизе, где бомж тебя рюкзаком достать не сможет, так как он пьяный». Дети становятся от этих моралей страшно довольные, вежливые и перестают маме жаловаться, что «наш папа опять вчера нажрался как свинья»…

При этом надо не забывать, что обязательным атрибутом настоящего баснописца является толстый и непременно засаленный ватный халат.

И, наконец, еще одна басня от «Красной Бурды». Авторы ее Юрий Исаков и Владимир Маурин.

Аврора и народ
«Авроре» как-то Бог послал снаряд фугасный.
В Неву «Аврора» взгромоздясь,
Им пострелять совсем уж было собралась,
Да призадумалась.
Снаряд в стволе держала.
На ту беду толпа близехонько бежала.
Снарядный дух толпу остановил,
Народ почуял власть и власть народ пленил.
Толпа со знаменем на цыпочках подходит,
Вертит башкой, с «Авроры» глаз не сводит
И говорит с трибуны, чуть дыша:
«Голубушка, как хороша!
Какие палубы, какой носок!
И, верно, ленинский быть должен голосок!
Когда при красоте такой стрелять ты мастерица,
Так ты была б у нас царь-пушка!
Дай залпик, не стыдись!!!
От тех речей вещуныша вскружилась голова,
От радости в стволе дыханье сперло,
И на лукавые народные слова «Аврора» каркнула во все авроръе жерло.,.
Пух в Зимний!!!
С ним была Россия такова.
***
Уж сколько раз твердили миру:
«Нельзя по Зимнему стрелять’”,
да все не впрок’
В России есть всегда по Зимнему стрелок.

Обратите внимание, как лихо авторы использовали стереотипы Ивана Андреевича, создав, по сути, новое, смешное и самобытное произведение.

ЗАДАНИЕ

 

Попытайтесь из предложенных двустиший, путем добавления еще двух строф, создать эпиграмму без конкретного адреса.

В ней красота и ум. Нет слов.
Хоть в жизни чаще так бывает,

Ее могучий интеллект,
Не подорвет ничто на свете

Умеет все он понемногу,
А эпиграмму написать

Едва закончив первый класс,
Он на футболе помешался.

Талантов много.
Потому, Пора придти бы и признанью.

Предлагаем написать несколько эпитафий.

Для упрощения задачи в качестве объектов выберем хорошо знакомых литературных героев.Анну Каренину Буратино Кощея Бессмертного Карлсона
Хоттабыча

Посочиняйте частушки. И помните, что в этом жанре не существует запретных тем. Пишите на любую, самую неожиданную тему. Вот, например, пришло на ум написать частушки на тему «Ромео и Джульетта», и пишите себе на здоровье:

Мой миленок как Ромео,
Ну а я —Джульетта,
Только зелья я не пью,
Не дождетесь этого!
Как Монтекки с Капулетти,
Родичи ругаются,
Ну а нам по «барабану»,
Пусть поупражняются!

Ну, а если ничего не приходит в голову — вот начало частушек. Продолжите, к примеру, такие:

Говорят, Адам и Ева
Первый плод сорвали с древа…
***
Диоген позвал Медею
Провести с ним ночку…
***
Посадил в кадушку пальму,
Скоро будут финики…
***
На Сильвестора Сталлоне
Положила Маня глаз…
***
Я за то люблю Антона,
Что похож на Вашингтона…
***
У бедняги депутата Очень низкая зарплата,..

Не закрыл однажды Федя В ванной оба краник…

Говорят, что мой любимый Человек весьма ранимый…

Наша Таня, типа, плачет — Уронила, типа, мячик…

Три студента-африканца В сельский клуб пришли на танцы…

12 thoughts on “ЭПИГРАММЫ, ЧАСТУШКИ, ЭПИТАФИИ…

  1. Стоит обратить внимание также на то, что Т. Мор в ряде случаев эпиграмму облекает в форму язвительной эпитафии, что лишний раз напоминает о взаимопритяжении этих двух малых жанров лирики.

  2. Спасибо, что рассказали читателям об истории этих жанров, познакомили гостей с самыми яркими образцами эпиграмм и частушек.

  3. И жанр эпиграммы, по большому счету, вышел из народа, благополучно дожив до наших дней.

  4. очевидно вы ошиблись… нас, дебильчиков, надо любить и давать чуть-чуть пукать в лужу

  5. По-моему верхний коментарий — дебильность

  6. Хорошая статья. Одобряю. И ваще сайт клевый

  7. Эпиграммы хорошо пишет Валентин Гафт. Про путю особенно…

Comments are closed.